Перейти к контенту
tlcentre.ru

tlcentre.ru

Медицинский портал

Как делают аборт на 20 неделе видео

Рубрика: Аборт недельАвтор:

Между правом и стыдом

Авария на Чернобыльской АЭС, измена мужа, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, болезнь, бедность и страх одиночества — фотограф Татьяна Ткачева в проекте «Между правом и стыдом» дает слово женщинам, которые по этим и другим причинам решились на аборт

Два года назад я узнала, что моя мама сделала аборт.

Когда я стала расспрашивать ее, мама говорила неохотно, почти шепотом. «Аборт» — табуированное слово для многих женщин в Беларуси. Они стараются его не произносить или заменить другим словом, почти никто из женщин не признается, что имеет такой опыт.


В московской клинике лжеврач делала аборты женщинам на поздних сроках.

В Беларуси не запрещено прерывание беременности до 12 недель. С 12 до 22 недели аборт можно сделать только по медицинским и социальным показаниям. В среднем на 100 родов приходится 23,5 аборта, примерно 40% женщин прерывают беременность по экономическим причинам.

Но каждый год в Беларуси проходят недели без абортов, а согласно последним правкам в законе о здравоохранении, врач может отказаться прерывать беременность, если она не угрожает жизни и здоровью женщины. В городе Логойске этим правом воспользовались все врачи.

«Между правом и стыдом» — это истории женщин, которые сделали аборты по разным причинам. У каждой — своя история, которую она будет вспоминать в течение всей жизни: трагедия в Чернобыле, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, диабет, страх остаться одной, измена мужа, материальные трудности.

Похожие темы:
Дочь не хочет делать аборт
Дочь не хочет делать аборт
Дочь не хочет делать аборт

Почти все женщины не хотели показывать свое лицо. Но участие в проекте для них — возможность быть услышанными. Тема абортов — не только про выбор «рожать или нет», это про отношения женщины и мужчины, про положение женщины в обществе.

Имена всех героев изменены.

 


Как убивают в утробе: гинеколог в студии НТВ показала ужасы аборта

Александра, 35 лет, разведена, один ребенок, два аборта

Александра

Фото: Татьяна Ткачева

У меня две истории — и оба раза я с самого начала не хотела детей. Первый раз я забеременела в 23 года от мужчины, который был намного старше меня. Я жила одна в другой стране. Он был моим начальником и принуждал меня к сексуальным отношениям. Я позволяла себя использовать. Он не предохранялся: для него кончать в женщину — это был кайф. Мне было гадко и унизительно, я почувствовала облегчение, когда сделала аборт. Помню, как он мерзко шутил, что у нас мог быть голубоглазый ребенок.

Вторая история связана с моим бывшим мужем, я была более зрелой женщиной. Когда я забеременела, у нас с мужем уже был маленький ребенок — тогда я родила из-за страха остаться бесплодной. Эту беременность я решила не сохранять: понимала, что больше не хочу ребенка от этого мужчины. Мне, как кормящей, нельзя было сделать медикаментозный аборт, поэтому нужно было дождаться срока, чтобы сделать вакуум. И это был ужасный период: я доращиваю ребенка, чтобы потом его убить.

Инна, 46 лет, замужем, четверо детей, один аборт

Инна

Второй раз я забеременела, когда у нас с мужем уже был ребенок. Мы жили в квартире моей мамы, я училась, а муж почти все время проводил в командировках.


Аборт методом вакуум-экскохлеации © Abortion by vacuum excretion

Когда врач узнал, что у меня уже есть годовалый ребенок, он сказал, чтобы я пришла через неделю на УЗИ и, если беременность подтвердится, сразу на вакуум. На тот момент я не понимала, что делаю.

Муж сказал: «Сходи к врачу, в чем проблема?» Мне сделали вакуум. Не отпускало то, что я это сделала и мне не плохо. Но если бы я шла на этот шаг осознанно, то было бы легче.

Когда я в 1994 году рожала старшего сына, нас провожали через подвалы на концерт ко Дню матери. Мы с другими роженицами шли мимо холодильников, где было написано: «Абортивный материал», «Плацента». На вопрос «Что это?» женщина, которая нас сопровождала, ответила: «Валюта». Они все собирали и продавали. Возможно, поэтому и со мной так поступили, отправив на аборт.

Похожие темы:
Мед аборт на 3 неделе
Как проходит аборт в 7 недель беременности
Дюфастон после медикаментозного аборта

Валерия, 39 лет, замужем, один ребенок, четыре аборта

Валерия

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 22 года. Я влюбилась в Олега. Он был наркоманом, и я тоже стала принимать наркотики, чтобы ему понравиться. Время от времени мы спали. Я забеременела. Мама отвезла меня в другой город, чтобы сделать аборт: она боялась, что узнает папа, соседи, друзья. Этот день буду помнить всю жизнь.

Я бросила наркотики, уехала к родителям. Вышла замуж и забеременела. Сахарный диабет дал осложнения, отказала почка — врачи удивленно смотрели на меня, спрашивали, как я решилась рожать. Потом беременела еще три раза и делала аборты.


Аборт по медицинским показаниям: приговор или необходимость?

После истории с наркотиками я искала спасение в семейной жизни, но спустя время поняла, что мы с мужем разные люди. Он пил, иногда поднимал на меня руку. Затем у него случился инсульт, и семьи легло на меня. Моя заработная плата — около 280 евро, мечта моего сына — не нуждаться и чтобы в холодильнике всегда была еда.

Аборт — это физическая свобода, но психологическая возобновляемая боль и память, несостоятельность и стыд.

Вера, 35 лет, не замужем, без детей, один аборт

Вера

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 26 лет. Я поехала на туристический слет вместе со своими коллегами по работе. Познакомилась с парнем. Мы пошли на дискотеку и после продолжили встречу в палатке. Был случайный секс. На следующий день продолжать отношения мне не хотелось: чувствовала пустоту.

Спустя какое-то время случилось кровотечение. Меня привезли на операцию. О беременности я узнала, когда забирала эпикриз: там было написано, что у меня три или четыре недели беременности. Еще из эпикриза я узнала, что у меня был полип в матке, поэтому случилась неразвивающаяся беременность.


Врача, делавшего аборты на поздних сроках, признали...

Было ощущение, что это я убила своего ребенка — несмотря на то что я не знала про беременность. Было трудно осознавать, что он мог быть жив, развиться.

Виктория, 41 год, замужем, один ребенок, два аборта

Виктория

Фото: Татьяна Ткачева

Я никогда не загонялась по поводу детей и замужества, мне было это не особо нужно. Частично потому, что в детстве мне отец говорил: когда я выйду замуж, буду делать то, что скажет муж, а пока я должна делать то, что скажет он.

Похожие темы:
Дюфастон после медикаментозного аборта
Можно ли делать аборт в 17 недель беременности
Медикаментозный аборт 4 недели срок беременности

Забеременела неожиданно. У меня был поликистоз яичников. Шансов на последующую беременность минимум. Муж сказал, что я должна родить, если хочу быть с ним.

Беременность проходила тяжело. У меня был поздний токсикоз и отслоение плаценты. Начала рваться матка, и меня в срочном порядке прооперировали: было тяжелое кесарево с большой кровопотерей. Потом мы с ребенком пережили частые больницы и две реанимации. Муж помогал, но львиная доля заботы о ребенке ложилась на меня. В больнице рефреном слышала, что я плохая мама и плохо слежу за ребенком.

Позднее я беременела еще два раза и оба раза прерывала беременность: моя нервная система была на грани. Понимала: если сейчас рожу еще одного ребенка — в нормальную жизнь не вернусь.


Таблетки, прерывающие беременность, реализуются в свободном доступе

Мария, 26 лет, замужем, один аборт, детей нет

Мария

Фото: Татьяна Ткачева

Мне был 21 год, встречалась с парнем около двух месяцев. Мы были студентами.

Я забеременела. Мне всегда казалось, что если это случится, я никогда в жизни не сделаю аборт. Но были слезы, сопли, передо мной стоял вопрос «Что делать?» Я понимала, что мы с ним не готовы иметь детей: все это легло бы на мои плечи. Уехала на сессию в другую страну и сделала медикаментозный аборт — не хотела, чтобы в медицинской карте в Беларуси у меня была запись, что я это делала.

Мне не было плохо. Я сделала такой выбор, потому что понимала, что связывать свою жизнь с этим человеком не хочу. Если бы тогда я забеременела от своего нынешнего мужа, то, возможно, аборт не делала бы.

Я не вычеркну это из своей жизни, иногда вспоминаю об этом, но не с дрожью в сердце. Я юрист, для меня юридическая жизнь начинается с момента рождения, поэтому не считаю, что это убийство.


Что на самом деле происходит во время аборта [AsapSCIENCE]

Наталья, 62 года, замужем, один ребенок, один аборт

Наталья

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела первый раз в апреле 1986 года, почти во время взрыва реактора на Чернобыльской АЭС. Врач-гинеколог советовал не рожать женщинам, у которых эта беременность была не первой.

Мне был 31 год, и это была моя первая беременность. Поэтому врач сказал, чтобы я взяла срочную путевку и уехала на какое-то время из чернобыльской зоны: никто не знал, какие могут быть последствия после аварии. Всю беременность я молилась, чтобы у моего ребенка было все хорошо. Я не успокоилась, пока не родила и не увидела, что с ним все в порядке.

Больше рожать я не решилась. Страх последствий — самая главная причина, почему во второй раз я сделала аборт. Вторая причина — это страх, что не справлюсь с двумя маленькими детьми. Было больно и страшно.

Татьяна, 49 лет, разведена, живет с мужем в одном доме, трое детей, три аборта

Татьяна


Расплата за ошибку — аборт. Жить здорово! (18.04.2017)
Фото: Татьяна Ткачева

У меня было три аборта. Первый сделала через пять лет после замужества — мне 26 лет и двое маленьких детей, мы уехали в санаторий, я узнаю, что муж изменяет с моей коллегой по работе, и в это же время понимаю, что беременна. Я в шоковом состоянии. Идти на аборт было стыдно: ведь я замужем, что скажет свекровь?

Похожие темы:
Домашних условиях сделать аборт
Домашних условиях сделать аборт
Мини аборт в 3 недели

Знакомая сказала, что у нее есть специальный укол, который может спровоцировать выкидыш. Я ввела укол с лекарством. Было очень плохо. Думала, что умру. Лекарство не подействовало. Пришлось делать аборт.

Через несколько лет я родила третьего ребенка. Муж продолжал изменять. Я сделала еще два аборта: нужно было вырастить тех детей, которые у меня уже были.


Нелегальные аборты: как это происходит у девушек-мигранток, живущих в Москве

Муж тратил деньги на любовниц и машину, а я растила детей на бюджетную зарплату. От него постоянно слышала упреки, что у нас могла быть большая семья, что он хотел больше детей, а не троих. Я не уходила от него, потому что хотела сохранить семью.

Похожие темы:
Дюфастон после медикаментозного аборта
Домашних условиях сделать аборт
Дюфастон после медикаментозного аборта

Алина, 35 лет, разведена, один ребенок, три аборта

Алина

Фото: Татьяна Ткачева

Первый раз я забеременела, когда мы с будущим мужем только начали жить вместе. Я еще не представляла себя матерью, а он — отцом. Ответственность была на мне. Я понимала, что поступаю правильно, но было чувство досады, потому что делать аборт не хотела.


Проблема прерывания беременности

Через несколько лет забеременела снова. Я не хотела рожать ребенка вне брака. Мы поженились. Отношения ухудшались, но я хотела родить ребенка от этого мужчины. Потом пять лет он насиловал меня несколько раз в месяц. Писать заявление в милицию боялась: было проще согласиться на секс и полежать бревном, чем противостоять. Он знал, что я боюсь забеременеть, но продолжал делать это против моей воли и говорил: «Лежи спокойно, а то кончу».

Похожие темы:
Домашних условиях сделать аборт
Есть ли шрамы после аборта
Месячные на какой день после мини аборта

Я сделала аборт еще два раза. Когда обращалась в медицинский центр, боялась осуждения врачей, поэтому меняла имя.

Не понимаю, почему я не пила противозачаточные таблетки.

Тамара, 42 года, замужем, один ребенок, один аборт

Тамара

Фото: Татьяна Ткачева

Я врач. Когда заканчивала шестой курс, у меня был роман с иностранцем. Продолжения быть не могло: в девяностые годы было стыдно встречаться с кем-то из другой страны, он был из Марокко.

Перед летними каникулами узнала, что беременна. Я представила, как приезжаю в свой маленький город, где все на виду, больше всего боялась родителей, особенно реакции папы. Страх осуждения и чувство вины преследовали меня. Понятно, что через это можно было пройти, но на тот момент я была достаточно инфантильна, чтобы за что-то бороться.

Решила сделать аборт. Мама дала деньги. Я сомневалась. Сделала аборт на 12-й неделе. Это уже достаточно большой срок. Для меня это было убийство.

После летних каникул, когда все приехали на учебу, мы встретились с этим парнем. Я ему все рассказала. Оказалось, до меня у него была девушка, которая тоже сделала аборт. Для него это было освобождение, что ли. Купил мне какой-то подарок.

Если бы мама поддержала меня, возможно, я бы родила.

Ксения, 34 года, замужем, трое детей, один аборт

Ксения

Фото: Татьяна Ткачева

Я была замужем четыре раза.

Со вторым мужем мы любили друг друга, но больше жить вместе не могли. Мне было 29 лет, когда я забеременела. У меня был срок примерно 10 недель — я чувствовала, что рожать не хочу, но и брать на себя ответственность за аборт тоже не хотела. Выяснилось, что у меня была шеечная беременность, которую прервали по медицинским показаниям.

Накрыло меня уже после. Я плакала и кричала. Набрала вес до 150 килограммов, живот был на вытянутую руку.

Два года я вынашивала попытку пережить несостоявшуюся беременность, на фоне набора веса вступила в климакс. Осталось много боли из-за отсутствия поддержки. В Беларуси врачи разделяют прерывание беременности по медицинским показаниям и «абортниц». Женщин и так вогнали в такие рамки, что хотя бы здесь они должны иметь право выбора.

Каждый папа моих детей кричал, что ему очень нужен этот ребенок. В итоге дети со мной и никто из отцов не в курсе, как они.

Вероника, 31 год, не замужем, без детей, один аборт

Вероника

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела в 19 лет: к тому времени мы с Пашей встречались несколько месяцев.

Тогда я жила в Польше и на себе ощутила, что это такое, когда хочешь сделать аборт, но не можешь. Родителям сказать боялась. Приехала на новогодние каникулы в Беларусь и пошла к врачу. На консультации гинеколог уговаривала меня не делать аборт. Мне дали направление на анализы, в предабортную консультацию: там мне рассказывали, что я больше не смогу родить, что я женщина и должна подумать, но я не собиралась менять свое решение. Меня постоянно спрашивали, когда в следующий раз планирую беременность, — я называла разные даты, чтобы они от меня отстали.

Врачи до последнего оттягивали момент, когда я смогу сделать аборт: забеременела в ноябре, а направление мне выписали на середину января. До этого времени мне надо было ходить беременной с мыслями об аборте. Для Паши аборт тоже был облегчением, хотя мы с ним очень мало говорили о сложившейся ситуации.

Даже если я не смогу иметь детей, я не сожалею о своем решении.

Екатерина, 27 лет, не замужем, детей нет, один аборт

Екатерина

Фото: Татьяна Ткачева

Я сделала аборт, когда мне было 20 лет.

Понадобилось много времени, чтобы принять это и согласиться: я росла в консервативной семье, у меня очень строгий папа. На тот момент постоянных отношений у меня не было — когда забеременела, поняла, что отцом ребенка могли быть два парня. Меня поддержал один из них, второй постепенно исчез.

Сначала у меня было состояние, когда я не могла принять решение, потом думала, что надо оставить беременность. В итоге поняла, что я не смогу и не хочу.

Про беременность узнала мама: она не давила, но и поддержки я не ощущала. В поликлинике, где мне делали аборт, все девушки лежали в одной палате. Это был конвейер: их увозили и привозили. Меня увезли самую последнюю. Наркоз долго не мог подействовать: помню, что все время плакала. Если бы мама была там со мной, то она увела бы меня оттуда.

Мы до сих пор не разговаривали с мамой об этом.

Диана, 91 год, не замужем, детей нет, один аборт

Диана

Фото: Татьяна Ткачева

После войны, в 1945 году, я всего боялась. Мне ампутировали ногу, когда я была еще совсем молодая. Долго ходила на костылях, потом мне сделали протез — и ходить стало легче.

В 20 лет я забеременела. Мы с Иваном не были парой, просто встречались время от времени. Когда я рассказала ему, что беременна, он молча посмотрел на меня и ушел. Его мама была против того, чтобы я рожала. Сказала, что ребенок от невестки-калеки им не нужен, что я должна сделать аборт.

Я расстроилась. Сделала аборт. Подумала, что я без ноги калека и такая никому не нужна. Больше никогда никого к себе не подпускала, решила, что буду одна. Всю жизнь проработала швеей в маленьком городе на севере Беларуси.

Я не жалею, что сделала аборт: растить ребенка одна я не хотела.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

врачигинекологияженщиныматеримедицинамедицинская помощьпсихологияфотоисторииэтика

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Использованные источники: https://takiedela.ru/2019/02/mezhdu-pravom-i-stydom/

Проблема абортов – одна из самых горячо обсуждаемых на стыке науки и морали в любом обществе. До сих они полностью запрещены в Ирландии (это если говорить только о европейских странах), в некоторых других странах аборты разрешены строго по медицинским показаниям (Испания, Польша).

В Украине к этому относятся более демократично, хотя некоторые слуги народа пытались протащить законопроекты о запрете абортов. Но их так и не утвердили, поэтому аборты у нас разрешены по медицинским показаниям на любом сроке, а просто по желанию женщины до 12 недели беременности.

Главный вопрос, вокруг которого разворачивается полемика сторонников и противников абортов (пожалуй, за исключением прерывания беременности, необходимого для спасения жизни женщины): с какого срока беременности эмбрион становится человеком, личностью, то есть аборт из медицинской операции превращается в убийство?

Поэтому было проведено исследование, чтобы выяснить, чувствует ли боль эмбрион. Согласно данным исследования, проведенного учеными из британского Королевского колледжа акушеров и гинекологов, эмбрион не может испытывать боль вплоть до срока в 24 недели, то есть аборт, проведенный до этого срока, не может считаться убийством.

О результатах социально значимого исследования рассказывает The Times.

Эмбрион на ранних сроках беременности не испытывает боли, так как нервные окончания в мозгу находятся в стадии формирования и не могут воспринимать болевые сигналы. Этот процесс завершается только к 24 неделям беременности.

Ученые подчеркивают, что новое исследование сроков зарождения способности испытывать боль у эмбрионов заслуживает доверия. Проведенная группой специалистов акушеров-гинекологов работа затем прошла независимое рецензирование у их коллег из других исследовательских учреждений.

Что чувствует ребенок, когда делают аборт

Оно показало, что нервные окончания в коре головного мозга находятся в стадии формирования до срока беременности в 24 недели. Именно эта часть мозга отвечает за ощущение боли, а также высшие психические функции.

Противники абортов считают, что факт неполного формирования нервных окончаний не дает уверенности в том, что плод совершенно не способен испытывать боль. Однако медики отмечают, что такие выводы основываются на исследованиях недоношенных детей и неприменимы к эмбриону, находящемуся в матке.

Другое исследование показало, что даже после срока в 24 недели плод находится в естественно «усыпленном» состоянии и остается внутри матки бессознательным. То есть, скорее всего, даже поздние аборты, вызванные аномалиями в развитии плода или серьезным риском для здоровья матери, не приносят боли младенцу в утробе.

Исследователи утверждают, что при искусственном прерывании беременности на больших сроках нет смысла вводить анестезию, которая может быть рискованной для организма матери: плод еще не способен что-либо ощущать.

Впрочем, убедить противников абортов даже такими аргументами невозможно.

Следует признать, что аборт никогда не перейдет в плоскость чисто медицинских проблем: слишком большое влияние прерывание (или продолжение) беременности оказывает на жизнь каждой отдельно взятой женщины и общества в целом.

Как делали аборт в древности?

По некоторым данным, женщины, перенесшие аборт, более склонны к психическим расстройствам (хотя ученые не исключают, что связь обратная, то есть женщины, решившиеся на это, изначально испытывали психологические трудности). Кроме того, у 95 % женщин, родивших мертвого ребенка, ранее были либо самопроизвольные, либо медицинские аборты.

Смотри видео о том, что происходит с ребенком во время аборта:

По материалам gazeta.ru

Больше интересных материалов читай на Clutch!

Солевой аборт

Солевой аборт относится к разновидности абортов, проводящихся на поздних сроках беременности. Последние годы его применение ограничено в связи с опасными последствиями для жизни и здоровья женщины. Принцип его проведения иной, нежели у абортов, проводящихся медикаментозным способом или хирургическим вмешательством.

Принцип действия солевого аборта

В начале проведения соляного аборта, врач откачивает из околоплодного пузыря около двухсот мл околоплодной жидкости, затем вместо нее, вкачивает туда столько же солевого раствора. Таким образом, ребенок оказывается в растворе соли и погибает за несколько часов. Причинами смерти становятся многочисленные ожоги, отравление, кровоизлияние в мозг.

Извлечение ребенка из утробы, как правило, осуществляется спустя сутки после гибели. Как ни странно, но зафиксированы случаи, в которых после аборта солью, ребенок остается жив, но, как ни прискорбно, остается инвалидом. Такие дети выглядят, как ошпаренные кипятком.

Врачи уже много лет стараются не использовать этот метод. На сегодняшний день основное количество абортов осуществляют хирургическим путем. Ребенка расчленяют на части, и у него не остается шансов на выживание.

Важные моменты

Решившись на такой шаг, женщина должна отдавать себе отчет в том, что поздние сроки беременности говорят о том, что ребенок практически полностью сформирован, и аборт солевым раствором принесет ему адские муки. Некоторые женщины, испытавшие на себе эту страшную процедуру, рассказывали о своих ощущениях после того, как им ввели раствор соли. Так вот, они утверждали, что малыш начинает практически вырваться наружу, чтобы избежать этих страшных мучений. У женщин после подобного рода процедур нередко возникают психологические проблемы. Это и не удивительно. Аборт и так является травмой организма и психики, а уж таким варварским методом и тем более. Не стоит при современном уровне медицине и фармакологии доводить дело до такого антигуманного способа прерывания беременности.

История великой фотографии.

Многие из нас видели это знаковое фото. Но какова история этого символа? Ее опубликовал Live Action.

В начале 1970-х годов доктор Рассел Сакко, уролог из Орегона, уже считал, что убийство нерожденных детей — это зло. И когда Верховный суд узаконил аборты, пришел в ярость.

Вскоре после этого Сакко встретил патологоанатома, который также был против абортов. Этот патологоанатом должен был уничтожать тельца абортированных младенцев, но не мог заставить себя это сделать.

И он хранил тела младенцев в ведре с формальдегидом, которое и показал Сакко. «В ведре было около семи или восьми детских тел. Меня шокировало это зрелище», рассказывал Сакко.

Сакко, движимый идеей, решил сфотографировать маленькие тельца. Затем он внес в каталог каждого ребенка и его предполагаемый возраст. Один из них был настолько маленьким, что его ножки терялись между пальцами.

Плоду было 10 недель.

После проявления фотографий он обнаружил, что ножки получились «лучше, чем я думал. Я подумал, что … возможно, Бог сделал это для меня». Доктор Сакко, отец четырех детей, остро осознал высокоразвитое состояние самого крошечного из этих нерожденных детей. Как фотограф, он предвидел силу драматической картины: крошечные ноги.

Фото, от авторских прав на которое Сакко отказался, поэтому его можно использовать по всему миру, называется «Маленькие ноги», «Маленькие стопы» и «Драгоценные ноги».

Но фотография прославилась после встречи Сакко с доктором Джоном Уилки. На этой знаковой встрече доктор и и его жена, благочестивые католики, и противники абортов, рассказывали про их книгу «Аборт» и «Движение за жизнь».

И тогда Сакко решил показать им свои слайды. Одним из них оказался «Tiny Feet».

Джек был очарован и попросил разрешение использовать фото. Доктор Сакко щедро согласился.

Доктор Уилки использовал этот образ в своей книге «Справочник по аборту». После этого фотография была напечатана в рекламных брошюрах, таких как «Жизнь и смерть» и «Знаете ли вы»?

Когда доктор Уилки говорил с людьми и медицинскими работниками, он живо описывал ужасающие детали абортов, используя слайды фетальных фотографий, которые он получил от врачей, сочувствующих делу. Изображения крошечных жертв абортов использовались как жизненно важный образовательный инструмент.

Итак, «Драгоценные ноги» повлияли на будущие поколения, явив им истину: аборт убивает сформировавшихся людей. И многие женщины, увидев это фото, отказались убивать свое нерожденное дитя.

А вы встречали эту фотографию?

После поездки в Ново-Александровку мы начали искать здание, известное в народе как заброшенный абортарий. На деле это – бывшая больница СМП №16, но ходят слухи, что в ней делали нелегальные аборты в советское время.

В начале искали это здание в самой Ново-Александровке, потом объездили все повороты вплоть до ТЭЦ-4. В итоге, найти не смогли и поехали в Уфу, решили найти более точные координаты и вернуться. Но уже подъезжая к Уфе брат заметил в лесу здание. Оно и оказалось абортарием.

Двухэтажное здание находится недалеко от дороги в лесу, минуты 3 на машине от Северного автовокзала. Вокруг заброшенного абортария разбросаны покрышки, такое ощущение, что кто-то устраивал гонки. Ну а за самим зданием, как часто бывает, помойка, много сгнивших материалов из самой больницы, но есть и мусор, явно привезенный извне.

Сам абортарий состоит из двух соединенных корпусов, полы и крыша почти везде в ужасном состоянии. В одном из корпусов их вообще нет, заметно, что был пожар.

Стены исписаны различным творчеством, начиная от сатанинских надписей и мата, заканчивая обращениями якобы загубленных детей. Последнее, видимо, нужно для поддержания славы этого места.

Единственное что в заброшенном абортарии в неплохом состоянии, так это два подвала. Они между собой не соединены и имеют разные входы. В одном из них, по слухам, был морг, видимо в том, где остался кафель.

В целом здание интересно посмотреть, мы были днем, ночью думаю все выглядит страшнее.

Мистика уфимского абортария. Мистическая история

Сегодня я расскажу мистическую историю, которая произошла со мной 7 лет назад, но и по сей день я не могу объяснить произошедшее.

Рассказ пойдет о посёлке Новоалександровка, находящемся в уфимской промзоне. На деле это самый настоящий «поселок-призрак». Жителей Новоалександровки расселили более 20-ти лет назад по экологическим причинам. И хоть сейчас там и находится ряд действующих предприятий и организаций, большую часть облика посёлка составляют заброшенные и полуразрушенные здания с выбитыми окнами и дверями.

Одно из самых знаменитых мест Новоалександровки – это абортарий. На самом деле там располагалась больница, но ходят слухи, что в советское время там делали незаконные аборты. Медицина в то время находилась далеко не на лучшем уровне, поэтому женщины часто умирали во время процедуры. Над этими слухами можно было бы посмеяться, если бы не странное расположение больницы. Вокруг лес, через дорогу завод, вокруг ни одного жилого дома…

Заинтересовавшись этим местом, мы с подругами Леной и Катей решили непременно туда съездить. Было нам лет по 16-17. Молодые, отчаянные, собрались да и поехали.

Вот мы на месте, на входе в лес, впереди метрах в ста от нас абортарий. Его вид создает достаточно тяжёлую и гнетущую атмосферу. Тут Лена говорит, что она, кажется, видела в окне тёмный силуэт. Мы пошутили о том, что с её минусовым зрением она могла увидеть там все что угодно. Когда мы подошли к самому абортарию, Катя резко остановилась и сказала, что внутрь она не пойдет ни за что на свете. Причём было видно, что человеку реально не по себе. Доводить подругу до истерики в наши планы не входило, поэтому Катя осталась снаружи, а мы с Леной пошли исследовать здание внутри. Так как там было довольно-таки страшно и опасно (из-за прогнившего местами пола), держаться мы решили только вместе.

Мы обходили комнату за комнатой, осматривая каждый угол и делая фотографии. И тут я слышу тонкий и высокий голос, похожий на голос ребёнка. И он произносит короткий возглас: «У-у!». Смотрю на Лену и по её глазам понимаю, что мне не послышалось. Мы смотрели друг на друга с немым вопросом: «Что это было?». Затем, конечно, первым делом каждая спросила, мол, это была ты? Хотя мы прекрасно понимали, что это не могла быть одна из нас, так как находились мы в нескольких метрах друг от друга. Да и слишком жутко нам было там, чтобы так шутить друг над другом.

Катя, которая осталась на улице, тоже не могла этого сделать, так как её страх даже просто зайти внутрь был абсолютно неподдельным. И мы были точно уверены, что в здании никого кроме нас нет. На свист ветра это тоже было совершенно не похоже. Кстати, как впоследствии оказалось, Катя, стоя на улице, тоже слышала этот голос.

Решив подумать об этом позже, мы с Леной продолжили обход, и, пройдя буквально несколько метров, почувствовали, как нам в нос ударил запах формалина. Формалин очень даже вяжется с этим зданием, учитывая ходящие о нём слухи. Но откуда было взяться запаху в заброшенном здании, и почему мы не почувствовали его сразу? На этом моменте нам стало совсем уж не по себе, да и абортарий мы осмотрели полностью, поэтому поспешили на улицу.

Уходя из абортария, мы чувствовали невероятное облегчение. Причём чем дальше мы уезжали, тем легче нам становилось. Мы ещё долго обсуждали то, что с нами произошло, но никаких логических объяснений так и не нашли.

Может слухи о незаконных абортах вовсе и не слухи, а души погибших женщин и детей навечно обречены на метание в стенах абортария, оборвавшего их жизни?

Солевой аборт — что это такое и как проводится?

Солевым называется аборт, произведенный на позднем сроке беременности с использованием раствора натрия хлорида. Его еще называют солевой заливкой.

Многие врачи сходятся во мнении, что солевой аборт может принести женщине множество осложнений:

  • непредсказуемое изменение гормонального фона в будущем, трудно поддающееся исправлению;
  • внезапные кровотечения;
  • закупорка просвета сосудов, которое ведет к нарушениям местного кровоснабжения;
  • нарушение психического здоровья.

Женщина должна отдавать себе отчет, выбирая данный способ прерывания беременности. На поздних сроках ребенок — сформировавшаяся личность, которая способна ощущать боль, а тем более боль от химического ожога. У ребенка уже сформирована нервная система, и она активно функционирует.

Показания к аборту

В некоторых случаях, чтобы сохранить жизнь женщине, приходится прибегать к прерыванию беременности на поздних сроках.
Медицинские показания к проведению аборта:

  • злокачественные опухоли матери;
  • третичный сифилис;
  • открытые формы туберкулеза;
  • язвенная болезнь с осложнениями;
  • перенесенная во время беременности краснуха;
  • психические заболевания;
  • тяжелый гестоз;
  • пороки развития плода, выявленные на позднем сроке;
  • эпилепсия;
  • тяжелое течение сахарного диабета;
  • другие состояния, угрожающие жизни женщины или способные нанести серьезный вред здоровью

Также существуют социальные показания, по которым возможно прерывание беременности на сроке до 22 недель. К ним относится изнасилование, смерть мужа, пребывание в МЛС и лишение родительских прав.

Последствия

Чаще всего после проведения аборта с помощью солевой заливки наблюдаются следующие последствия:

  • гормональные нарушения,
  • гипертонус матки, вызывающий кровотечение;
  • бесплодие;
  • инфекции и воспалительные процессы половых органов.

Подготовка к солевому аборту

Если медицинские показания свидетельствуют о том, что беременной нужно вызвать искусственные роды с помощью солевого аборта, то с ней должны работать психологи и психотерапевты, которые подготавливают ее к предстоящей процедуре.

При наличии медицинских или социальных показаний к прерыванию беременности женщине необходимо обратиться в женскую консультацию, провести УЗИ для уточнения точного срока беременности и сдать все необходимые анализы.

Как проводится солевая заливка

Солевой аборт подразумевает под собой процедуру, при которой из матки с помощью специальной иглы со шприцом отсасывается 200 мл околоплодных вод. Вместо выкачанного количества амниотической жидкости вводится такое же количество раствора соли. Таким образом, окружающая среда заменяется на очень едкий раствор, в котором плод мучительно погибает за несколько часов.

Причины, по которым наступает смерть плода:

  • дегидратация, то есть обезвоживание, тело ребенка высушивается;
  • отравление;
  • мозговое кровоизлияние;
  • химический ожог всей поверхности тела (кожа плода становиться ярко-красного цвета).

Из материнской утробы погибший плод достают по прошествии одних-двух суток после введения солевого раствора. Женщине внутривенно вводятся препараты, которые провоцируют схватки. С помощью таких средств плод отторгается, и начинаются искусственные роды. Извлеченный плод похож на леденец, так как его сморщенная кожа очень тонкая и просвечивается, сквозь нее видны все капилляры.

Перед проведением солевого аборта женщине должны сообщить, что при введении едкого раствора соли ребенок начинает активно двигаться. Эти движения называются конвульсиями, которые связаны с тем, что обжигаются все слизистые оболочки рта, носа, глаз, дыхательных путей и кожа.

Выжившие

К данному виду аборта прибегают все реже. Врачи предпочитают прерывать беременность более гуманными способами. Это связано с тем, что солевой аборт наносит большую послеродовую травму всему организму женщине, а также часто бывают осложнения.

Также есть еще более веская причина не использовать данный вид аборта. Ребенок в результате введения солевого раствора может выжить. Но живут такие дети, как правило, недолго. Практически сразу после родов (спустя где-то час) они погибают. Но были случаи, когда ребенок выживал и не умирал после родов. Выживший ребенок выглядит так, будто его с головой окунули в кипящую жидкость. Мама на всю жизнь получает психологическую травму, увидев тело своего ребенка. Не все врачи смогут помочь женщине справиться с ней. Это зрелище требует стальных нервов.

Аборт можно проводить только по веским социальным причинам и по медицинским показаниям. Солевой аборт нужно выбирать только в очень редких случаях, когда нет другого выхода. Если имеются показания к искусственному прерыванию беременности, то нужно выбирать наиболее гуманный способ, не заставляющий умирать ребенка в муках.

«Я больше не могла убивать детей»

Бонни МакКлори оставила свою работу после того, как однажды при солевом аборте «приняла роды» мертвой восьмимесячной девочки.

В мае 2015 года Палата представителей (нижняя палата Конгресса) США проголосовала за запрет делать аборты после 20 недель беременности. В 42 американских штатах уже запрещены аборты на определенной стадии беременности, а в 10 штатах – начиная с 20-й недели, когда плод, по мнению ряда современных ученых, начинает чувствовать боль. Если данный законопроект будет окончательно одобрен, то запрет распространится на все штаты.

Статья «Плоды зачатия» – это рассказ американской медсестры Бонни МакКлори, работавшей в больнице, где практиковалось искусственное прерывание беременности. Эта история появилась в малоизвестной книге «Спор об абортах: голос Техасского христианского университета», изданной в 2012 году. Бонни работала акушером-лаборантом в отделении родов и подготовки к родам «большого столичного госпиталя». Она выучилась на медсестру, а потом пошла на курсы, готовившие будущих медиков принимать роды. Иногда дети рождались живыми. В других случаях рождались мертвыми – жертвы солевых абортов, практиковавшихся в госпитале.

Солевой аборт представляет собой следующую процедуру: женщине непосредственно в брюшную полость шприцем с длинной иголкой вводят едкий солевой раствор, который попадает в околоплодные воды, окружающие ее ребенка. Этот метод аборта на поздних сроках беременности производится для того, чтобы отравить ребенка солевым раствором – плод погибает от него в течение нескольких часов. Затем стимулируются роды, и женщина «рожает» мертвого младенца. Но иногда в результате такого аборта дети рождаются живыми. Последнее обстоятельство, а также риск для здоровья женщины в результате солевой инъекции привели к тому, что в 1990-е годы многие медики отошли от практики совершения солевых абортов.

Бонни МакКлори рассказывает, что в своей группе на акушерских курсах она была единственной противницей абортов.

«В классе меня называли индивидуалисткой. Я была категорически против прерывания беременности. К такому убеждению привел меня мой жизненный опыт: я случайно забеременела в 17 лет и стала матерью в 18. Никто из тех, кто учился со мной, так и не стал родителем, и лишь один человек состоял в браке. А у меня к тому времени уже родилось двое сыновей и был за плечами распавшийся брак. Весь первый триместр нашего обучения нам, как студентам-практикантам, приходилось наблюдать за процедурой абортов с галереи операционной. Но похоже, что моих сотоварищей это нисколько не волновало. Я сидела с ними, и у меня из глаз лились слезы, покрывая пятнами мой белый хлопковый халат. Все же остальные болтали о том, как красив врач-ординатор, совершающий процедуру, и какой счастливой после этой операции будет жизнь лежащей пациентки-подростка. Я боролась с тошнотой, когда следила за тем, как этот “красивый врач-ординатор” собирал всё то, что извлекал из лона юной пациентки, и проверял, не осталось ли чего-нибудь. Мои сокурсники отворачивались при виде маленькой горки красной от крови плоти в небольшом металлическом тазу. Они также не хотели замечать и моей горькой реакции на всё это».

Сердце больно сжималось, когда врач протягивал мне тазик с крошечным, но хорошо сформировавшимся мертвым младенцем

Бонни была очень подавлена безразличным отношением тех, с кем она училась. Позднее «акушерам-лаборантам» (так их называли) дали задание помогать в проведении солевых абортов. Бонни МакКлори рассказывает: «Нашей обязанностью было помогать пациенткам, пришедшим на солевой аборт, в процессе их “родов”, пока врач принимал мертворожденного младенца. Никто из моих коллег не любил эту работу. Они пытались подходить к этому рационально – как к праву женщины “на выбор” во время беременности. Но у меня ужасно сжималось сердце каждый раз, когда врач протягивал мне этот тазик с лежавшим в нем крошечным, но хорошо сформировавшимся мертвым младенцем, который был весь в крови. Я тоже пыталась мыслить рационально и успокаивать себя, что я не сделала ничего, что послужило смерти этого маленького человечка. Я просто “зачищала” последствия этой процедуры. Так я утешала себя и мирилась с ситуацией».

Госпоже МакКлори приходилось бороться со своей совестью, так как работа требовала, чтобы она всё чаще и чаще присутствовала при абортах в качестве ассистирующей медсестры. «В нашем отделении солевые аборты становились всё более частыми. Пытаясь справиться с собой, я решила прочитать подробное описание процесса абортов, надеясь (хотя надежды почти никакой и не было), что это окажется не столь ужасным, как рисовало мне мое воображение. Да, действительно, процесс оказался не таким, как я его представляла, – он оказался еще ужаснее. Сначала доктор вводит местный анестетик в брюшную полость пациентки. Затем в матку через онемевшую область брюшной полости вводится длинная иголка. Из матки выкачивается довольно большое количество околоплодной жидкости и заменяется на гипертонический солевой раствор. Гипертонический раствор действует так, что клетки плода начинают взрываться. Вскоре наступает смерть, но перед этим ребенок бьется в предсмертных конвульсиях, испытывая страшные муки. Иногда “матери” чувствуют эти конвульсии – в зависимости от срока беременности».

Отравленный солевым раствором, ребенок бьется в предсмертных конвульсиях, испытывая страшные муки. Иногда “матери” чувствуют эти конвульсии

Бонни описывает одни весьма страшные «роды»: «Обычно роды при солевых абортах проводились с участием доктора из-за возможных осложнений во время процедуры. Как правило, дети выходили ножками вперед. Порой извлечение головки плода усложнялось, потому что шейка матки могла сжаться вокруг головки, не давая ей пройти. Однажды я увидела, что доктор потянул тельце младенца так сильно, что оторвал его от головки. Конечно, плод к тому времени был уже мертв, но врач находился, видимо, в таком же ужасе, как и я, – видела это по его глазам поверх синей маски».

Большинству пациенток давали сильные седативные препараты. Они почти ничего не сознавали, когда их мертвых малышей бросали в металлический таз. Но были и такие, кто оставался в полном сознании: «У пациенток, отказавшихся от успокоительных, была разная реакция на аборт, большинство вели себя возбужденно, некоторые впадали в истерику. Кое-кто спрашивал про пол своего плода. Никто из них не смотрел на закрытый полотенцем таз с мертвым телом их абортированного младенца».

В обязанности Б. МакКлори входило принятие тел мертвых младенцев и отправление их в патологоанатомическую лабораторию, где их затем рассекали. «“Зачистка” означала помещение плода в белый круглый картонный контейнер вместимостью 1 галлон – похожие контейнеры можно увидеть в магазинах, продающих мороженое. Я должна была наклеить на коробку один из идентификационных стикеров матери и поставить ее в “рефрижератор для образцов”, а когда ее потребуют в патологоанатомическую лабораторию, отправить туда. Иногда мне против своего желания приходилось выполнять работу акушерки и помогать появлению на свет этих мертвых крошечных живых существ – это происходило, когда я заходила в предродовую палату и видела, что там нет врача, а плод уже наполовину появился… Я также могла определить пол плода. Они каждый раз были полностью сформировавшимися, даже если ростом не превышали 12,5–20 сантиметров. Я ненавидела эту работу…»

Госпожа МакКлори, возможно, не любила свою работу, но справлялась с ней прекрасно. Она продолжала работать в госпитале и подходила рационально к своей роли в процедуре абортов… Но один произошедший с ней случай полностью изменил взгляд медсестры на то, чем она занималась.

Она закричала: “Это малыш! Мой малыш, мой малыш!”

Однажды ей нужно было позаботиться о поступившей в госпиталь девочке-подростке, которая вот-вот должна была родить после солевого аборта. «Помню, я посмотрела в ее карточку, и там было отмечено, что срок беременности составляет менее 20 недель… Я взяла свой небольшой “родовой комплект” и направилась в предродовую палату. Мы не клали в родильную палату для такой операции, как аборт. У меня даже не было времени представиться и тем более проверить основные показатели организма пациентки – всё говорило о том, что она скоро родит. Я нажала на кнопку “вызова помощи”, открыла свой набор, надела стерильные перчатки и… помогла появлению на свет мертвой девочки весом 4 фунта (около 2 кг) и ростом 15 дюймов (чуть менее 40 см), с волосиками по всей голове. Инстинктивно попыталась спрятать эту уже “взрослую” девочку от пациентки, но она увидела ее и закричала: “Это малыш! Мой малыш, мой малыш!” Сегодня дети, “планово” рождающиеся при весе в 4 фунта, обычно выживают с минимальными проблемами здоровья или совсем без таковых. Я сама родилась недоношенной и весила 4 фунта 8 унций (около 2,5 кг), чуть больше этой малышки. Я была одним из самых старших родившихся раньше срока малышей, помещенных в реанимацию, где провела первые несколько месяцев своей жизни». Пришедший вскоре доктор резко приказал Бонни отнести «объект» в подсобку. Бонни отошла, а врач вколол пациентке сильнодействующее наркотическое средство, от которого ее бурные рыдания стихли и превратились во всхлипывания. Девочка была слишком большой (она, как оказалось, родилась после восьми месяцев беременности!) и не помещалась в обычный контейнер, использовавшийся для этой цели. Увидев это, старшая медсестра велела Бонни взять специальный саван для детей, обмыть малютку, одеть ее и отправить в морг.

Б. МакКлори так описывает эту девочку: «Она была красивой даже мертвой. Я аккуратно обмыла и обтерла ее, стараясь не повредить ее кожу. На ее шелковистых светлых волосах появились завитки, когда я их омыла. У нее были длинные ресницы, высокие скулы и небольшая ямочка на подбородке. Пальцы на руках были длинные и изящные, с точечками крошечных ноготков на концах. Одев и промаркировав ее, я условно ее крестила. Знала из документов, что ее мать – католичка. Я взяла ее в свою согнутую в локте левую руку, напротив сердца – как брала своих собственных детей – и окропила ее холодный лобик несколькими каплями воды. Мои слезы смешались с водой, когда я это делала. “Если ты только в состоянии принять это таинство, то я крещу тебя во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь”. Потом я обняла ее, рыдая, и, как это бы сделала любая мать, напоследок поцеловала в макушку ее маленькой головки. Я понимала, что это единственный поцелуй, который она получит». Затем Бонни взяла документы у администратора и пошла к лифту. «По пути я услышала, что одна женщина спрашивает администратора, как ей увидеть свою дочь. И женщина называет имя моей пациентки. Я на миг остановилась и мельком взглянула из-за плеча, кто это. Увидела хорошо одетую супружескую пару, обоим за сорок. На длинных-длинных пальцах женщины было несколько бриллиантовых колец; у мужа же были светлые вьющиеся волосы и ямочка на подбородке… К моему горлу подступило что-то такое, что я напрягла все свои силы, чтобы не закричать. Вот пришел лифт, я благополучно закатила туда кювету, нажала кнопку “Первый этаж” и доставила малышку в морг. Молодой дежурный (родом с Ямайки) кротко поднял сверток с кюветы и, пока я расписывалась в журнале морга, произнес своим певучим голосом жителей островов: “Вот, Бог забрал еще одного Своего ангелочка на Небеса”. Я ответила: “Да, забрал ”».

“Доктор всё прекрасно знал. Он сделал так специально. Ведь родители этой девушки – его близкие друзья”

Почему же девочку абортировали на таком позднем сроке? Бонни это вскоре узнала. «Я возвратилась в отделение родов и подготовки к родам. Тут старшая сестра позвала меня к себе в кабинет – узнать, всё ли со мной в порядке. Я тут же спросила у нее: “Нэнси, как же мог доктор спутать 8-месячного ребенка с 18-недельным?! Даже я, ощупывая живот беременной, ощущаю эту разницу!” Медсестра ответила: “Отвернись, дорогая!” Ее глаза были такими, будто она сейчас разревется. “Доктор всё прекрасно знал. Он сделал так специально. Ведь родители этой девушки – его близкие друзья. Больше не говори ни слова. Всё утрясется”. И я поняла, что она имела в виду: будет проведено заседание местной комиссии по расследованию врачебных ошибок, на котором коллеги ударят друг друга по рукам, как они делают, когда происходит врачебная ошибка, которая не приводит к судебному разбирательству. Еще я знала, что это чисто формальное собрание и ничего на нем выясняться не будет».

Дождавшись конца смены, Бонни написала заявление о своем увольнении. В ее сердце всё прояснилось. Ушли все рациональные доводы. Она больше не могла участвовать в абортах, хотя ее работа заключалась только в том, чтобы «зачищать» после этой процедуры (то есть уносить трупики детей в лабораторию).

Сейчас Бонни растит своих детей и консультирует женщин, имеющих проблемы в связи с незапланированной беременностью. Она отказывается работать медсестрой в клиниках или центрах, где делаются аборты. Это ей стоит карьеры, да и многие бывшие коллеги-подруги не поняли ее, отдалились и даже отругали… Но больше она никогда не участвовала в абортах.

В некоторых американских штатах до сих пор можно делать аборты вплоть до времени родов. В штате Нью-Джерси, например, женщина может сделать аборт в любой момент – когда захочет, когда найдет доктора, согласного совершить эту процедуру. Если законопроект, упомянутый в начале публикации, будет окончательно принят, то любые аборты (за исключением некоторых особых случаев) на поздних сроках беременности будут запрещены по всей стране.

Новые темы:

  • Аборт до 18 лет

    ВопросыВ настоящее время, согласно статье 54 закона "Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации" от…

  • Аборт грех ли

    О контрацепции в православии— Инстинкт или сознательный подход? Но, с другой стороны, что делать, когда…

  • Аборт в православии

    Все знают о том, что аборт – страшный грех, но не все понимают почему. Одолевают…


Использованные источники: https://thram-m.ru/stati/abort-solevym-rastvorom/

Статистика печальна: в России из трех беременностей только одна заканчивается родами. Почти 10% женщин детородного возраста раз в год делают аборт, причем 60% женщин прерывают, таким образом, первую беременность. То есть, аборт остается самым распространенным методом «контрацепции». В чем истоки этого, можно сказать, национального феномена — тема отдельного разговора. А пока обратимся к прошлому…

Немного истории

В Древней Греции и Риме жизнь плода законом не охранялась. Искусственное прерывание беременности никак не каралось. Оно наказывалось лишь в тех случаях, когда производилось в корыстных целях или по другим низменным побуждениям. В то время для производства аборта применяли препараты растения, вызывающего спастические сокращения маточной мускулатуры и изгнание плода. Этот способ не всегда провоцировал выкидыш и обладал серьезными побочными явлениями. Позднее — когда Римская империя стала нуждаться в увеличении числа рабов и солдатах для захвата чужих земель — женщин и лиц, способствовавших производству аборта, начали строго наказывать.
Согласно христианскому вероучению, плод с момента зачатия обладает душой, а потому истребление его в утробе — большой грех, отягощаемый тем обстоятельством, что ребенок, лишенный возможности родиться, лишается и благодати крещения. Поэтому в средние века аборт квалифицировался как тяжкое преступление, аналогичное убийству родственника. Под влиянием церкви в XVI веке почти во всех европейских странах (Англии, Германии, Франции) производство аборта каралось смертной казнью, которая впоследствии была заменена каторжными работами и тюремным заключением. Причем это касалось не только врача, но и пациентки. Такое положение сохранялось во многих странах вплоть до 1-й половины XX века. В Англии аборт был разрешен по медицинским показаниям, а также в случае наступления беременности после изнасилования. И в настоящее время во многих европейских странах аборт запрещен.

Установление факта беременности. Беременность или задержка?

Излишне напоминать, что святое женское дело — следить за своим месячным циклом. При малейшей неуверенности в том, что вы сейчас готовы сохранить, выносить и родить ребенка, в первые же дни задержки менструации — бегом к врачу. Беременность девушки-подростка, которая в настоящее время не такая уж и редкость, достаточно редко обнаруживается до пресловутых трех месяцев (12 недель): бывает, что у девушки вообще не установились регулярные месячные или она еще не привыкла вести календарь, как это делают взрослые женщины. В результате надежды на то, что все «придет» или «рассосется» не оправдываются.
Конечно, если Вы не беременны, а задержка произошла, то к врачу обратиться все равно придется, чтобы выяснить причину нарушения менструального цикла, пройти обследование и лечение по этому поводу. А если все-таки беременны? Чем позднее Вы решитесь на аборт, тем больше вероятность осложнений. Дело в том, что большинство нехирургических методов прерывания беременности эффективны только на ранних сроках, при задержке в несколько дней. Но дамы, к сожалению, в подобной ситуации чаще всего «ждут у моря погоды»…

Как же установить факт беременности?

Задержка менструации — это не обязательно беременность. Нервное напряжение, недосыпание, похудание (будь то просто недоедание или применение таблеток для снижения веса) имеют право отражаться на вашем цикле. Кстати, даже у самой здоровой женщины при снижении веса до предельного минимума начнутся перебои в месячных, а затем они и вовсе прекратятся. Природой устроено так, чтобы в критических ситуациях глобального масштаба (войны, революции), которые обязательно сопровождаются стрессом и голодом, женщины и кровь не теряли, и практически не беременели, и не рожали.

Всегда ли можно верить УЗИ?

Единственным достоверным способом установления беременности является ультразвуковое исследование (УЗИ). УЗИ — один из самых надежных методов диагностики. Однако на первых днях задержки он не всегда способен достоверно «рассмотреть» беременность.
Установление беременности по уровню гормонов

«Тест-полоска». Это наиболее простое из средств экспресс-диагностики беременности, которое можно купить в любой аптеке. Принцип такой диагностики прост — во время беременности, с первого же дня после зачатия, происходит изменение уровня гормонов в крови женщины. Плодное яйцо (будущий плод) вырабатывает гормоны, которые поступают в кровь, а оттуда в мочу, на определении уровня одного из этих гормонов (хорионического гонадотропина) и основан тест. Иногда (но не часто!) тест может ошибаться.

Совет — покупайте тест с вечера и применяйте наутро: в утренней порции мочи концентрация гормона гораздо выше, чем в течение дня.

Лабораторные анализы. Более сложные методы определения беременности основаны на измерении уровня гормонов в организме женщины лабораторным способом. Вы сдаете анализ: кровь из вены или мочу, а через некоторое время получаете результат. В этом случае определяют обычно уровень другого, более специфичного гормона — трофобластического бета-глобулина, который дает более достоверную информацию о сроках возможной беременности. Лабораторный метод гораздо надежнее, хотя и отнимает больше времени и средств.

Итак, беременность установлена

Если сохранять эту беременность вы по каким-либо причинам не собираетесь, то о чем, прежде всего, должен рассказать вам хороший врач?

Во-первых, о том, что всевозможные кустарные методы, вроде сидения в горячей ванне со стаканом водки, эффективны лишь в том случае, если никакой беременности на самом деле не было.
Вывод: никогда не пытайтесь избавиться от беременности самостоятельно!

Во-вторых, о том, что любой, даже грамотно проведенный аборт, может повлечь за собой негативные последствия для женского организма:
1. в результате аборта у 12% женщин нарушается менструальный цикл, возможны кровотечения между месячными, у рожавшей женщины после аборта менструальный цикл может восстановиться через 3-4 месяца; у нерожавшей восстановление всех функций может затянуться на срок до полугода и более;
2. аборт — наиболее частая причина гинекологических заболеваний, после аборта они развиваются у каждой пятой женщины;
3. аборт нарушает работу эндокринной и нервной систем, снижает сопротивляемость организма; женщина подсознательно воспринимает аборт как насилие над собственным телом;
4. это психологический стресс, который может привести к изменениям психики;
5. как и любая другая операция, аборт может вызвать ряд осложнений различной степени тяжести.

В-третьих, если все эти доводы вас не убедили, и вы все же решились на аборт, хороший врач должен подсказать вам, как действовать, чтобы свести последствия аборта к минимуму. И посоветует он вам примерно следующее:
1. Поставьте в известность о беременности отца будущего ребенка, чтобы вы вместе приняли решение. Будет очень полезен совет мамы, родителей или более старшего близкого для вас человека.
2. Если решение о нежелательности беременности принято окончательно, то делайте аборт как можно раньше (безопаснее прерывать беременность на сроке до 5 недель). Еще раз следует отметить, что при первом подозрении на наступление незапланированной беременности (задержка месячных) нужно немедленно обратиться к гинекологу. Не откладывайте, для вашего здоровья дорог каждый день!
В зависимости от вашей ситуации выберите наиболее безопасный метод прерывания беременности.
Какой метод подходит именно вам, подскажет врач, познакомит со всеми возможностями современной медицины, и лишний раз (увы, зачастую вовсе не лишний!) предупредит: определяя метод аборта, вы лишь выбираете наименьшее из нескольких зол.
Выбор человека, действительно заботящегося о своем здоровье, — это выбор средств контрацепции, если рождение детей пока не входит в его планы.

Хороших абортов не бывает

Аборты обычно делят на ранние (срок до 12 недель беременности) и поздние (от 12 до 28 недель), выполняющиеся по особым показаниям. На практике чаще всего применяют искусственный аборт в ранние сроки беременности. Есть также такое понятие, как мини-аборт, его делают на сроках от 12 до 25 дней задержки.

Методы прерывания беременности

Нехирургические методы прерывания беременности имеют огромное преимущество по сравнению с традиционным абортом, так как сводят к минимуму возможные осложнения. Нет проникновения инструментов в матку, поэтому нет надрывов, разрывов или каких-либо иных механических травм. Нет воспалительных осложнений и, наконец, нет осложнений, связанных с наркозом. Среди недостатков — наличие ряда противопоказаний и резкое снижение эффективности по мере увеличения срока беременности.
Но если сроки упущены, в запасе остается лишь классический аборт. Выбирая женскую консультацию или частную клинику для производства этой операции, важно обратить внимание на следующие обстоятельства: прежде всего, у клиники должна быть лицензия, а у врача — сертификат. Операцию обязательно должны проводить под общим обезболиванием (наркозом). Делать ее, естественно, следует в стерильных условиях. Весьма желательно после аборта провести курс лечения антибиотиками для профилактики инфицирования и дальнейшей реабилитации, которая включает применение гормональной контрацепции, если нет к ней противопоказаний.

Осложнения после аборта

После операции у женщины некоторое время имеют место кровянистые выделения. Их количество и длительность индивидуальны и зависят от срока беременности, сократительной способности матки и свертываемости крови.
Осложнения после аборта бывают двух видов: ранние и поздние. Ранние развиваются во время аборта или сразу после него, а поздние проявляются через некоторое время, иногда через годы после операции. Вообще, осложнения после аборта — не такое уж редкое явление. Однако, прежде чем говорить о них подробнее, перечислим категории женщин, входящих в «группу риска» получения возможных осложнений.

Группа риска

Вероятность возникновения осложнений наиболее высока у женщин:
сделавших два и более абортов; страдающих воспалительными заболеваниями половых органов, нарушениями менструального цикла, заболеваниями крови; ранее перенесших операцию на матке и яичниках; прерывающих хирургическим путем первую беременность.

Ранние осложнения

Самое страшное осложнение аборта — нарушение целостности стенки матки (перфорация) и ее разрыв. Перфорация может привести к повреждению крупных сосудов, кишечника, мочевого пузыря и воспалению брюшины (перитониту). Зачастую такое осложнение приводит к бесплодию.
Наиболее частые осложнения — кровотечение, повреждение шейки матки, нарушение свертываемости крови, эмболия (закупорка сосудов). Довольно часто случается неполное извлечение плодного яйца. Для предупреждения этого осложнения проводят ультразвуковое исследование, а в случае обнаружения остатков плодного яйца — повторное выскабливание. Кроме того, после аборта обостряются хронические заболевания половых органов (сальпингоофорит, эндометрит и т.д.). Значительно более серьезную опасность представляет занос инфекции в матку во время аборта (инфицированный аборт). Если бактерии проникли в матку, то велика вероятность ее воспаления или воспаления яичников и их придатков. Чаще всего инфекция не заносится инструментами (они стерильны), а проникает из влагалища после раскрытия шейки матки, поэтому важно пройти предабортную подготовку, которую вам назначит ваш врач.

Поздние осложнения

К ним относятся воспалительные заболевания половых органов, гормональные нарушения, эндометриоз, дисфункция яичников, бесплодие, осложнения течения будущих, часто уже желанных беременностей.
Использование во время аборта расширителей нередко влечет за собой развитие недостаточности (неполного смыкания) шейки матки. Шейка представляет собой массу кольцевидных и цилиндрических мышц, и при насильственном быстром расширении они зачастую растягиваются и рвутся. В дальнейшем это может привести к слабости мышечного аппарата шейки матки, снижению запирательной функции и, как следствие, к поздним выкидышам на сроке 18-24 недели следующей беременности.
После аборта резко возрастает частота внематочных беременностей. При последующих беременностях и родах возрастает вероятность нарушения родовой деятельности и аномалий расположения плаценты; мертворождения и заболеваний новорожденных, связанных с патологией сосудов матки.
После единичного аборта угроза выкидыша при последующей беременности составляет 26%, после двух — возрастает до 32%, а после трех и более опасность самопроизвольного прерывания беременности достигает 41 %. Увеличивается и риск образования опухолей молочных желез, шейки и тела матки.
Советы врача-гинеколога

Итак, выбор решившейся на аборт женщины, по возможности, должен падать на безоперационные методы.
Конечно, они дороже стоят, но в данной ситуации экономия на здоровье вряд ли уместна. Из хирургических методов предпочтителен «мини-аборт», характеризующийся наименьшей частотой побочных явлений за счет минимальной травматизации матки и сокращения времени операции.
Любое хирургическое прерывание беременности настоятельно рекомендуется проводить «под прикрытием» антибиотиков: для профилактики воспалительных процессов, как правило, врач предписывает прием антибиотиков широкого спектра действия за 1-2 дня до аборта. Желательно после аборта оставаться под наблюдением врача — вплоть до восстановления нормального менструального цикла. Половую жизнь после нехирургических абортов можно возобновить примерно через 7-14 дней, после инструментальных — не ранее чем через месяц.

Методы прерывания беременности

Медикаментозный аборт

• Блокируются специфические рецепторы матки, отвечающие за развитие и сохранение беременности, в результате чего происходит изгнание плодного яйца. Эффективность 90-95% при задержке до 42 дней.

Хирургические методы прерывания беременности

• Ваккум-аспирация («мини-аборт») На сроках беременности до 4-5 недель.
• Инструментальное удаление плодного яйца с одновременным выскабливанием полости матки. На сроках беременности до 12 недель.
• «Поздний аборт» В плодный пузырь вводятся растворы, вызывающие родовую деятельность. Проводится уже на сроках более 12 недель беременности, но исключительно по особым показаниям.
• Малое кесарево сечение Прерывание беременности на большом сроке по медицинским показаниям.

Еще раз напоминаем!

Основной путь оптимального планирования семьи и снижения числа абортов, если Вы решили пока отложить рождение детей, – это
грамотное использование современных методов контрацепции! 


Использованные источники: http://msch1.tomsk.ru/for-pacients/prevention/abortion-and-consequences/

0
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
tlcentre.ru

Комментарии закрыты.